Свингеры Беларуси на пути к свободе

Свингеры Беларуси на пути к свободе

Любителей группового секса в Беларуси довольно много, а найти их не составляет труда — они исправно «тусят» в социальных сетях, на специализированных сайтах и секс-форумах. «Свингеры Украины» пообщались с одним из опытнейших — по его собственному утверждению — белорусских свингеров, известным политическим и общественным деятелем, и попытались понять, чего ему не хватает в постели с женой. Разумеется, свою фамилию и должность он нам не сказал.

— Валерий, для начала: что такое свинг?

— У свинга есть несколько направлений, но все они подразумевают обмен партнерами для секса. Есть свингеры «суровые», которые встречаются только с семейными парами, есть более мягкие, которые могут быть просто любовниками. Допустим, мужчина или женщина гуляет на стороне и со своим любовником (любовницей) решили попробовать свинг. Свинг может быть открытым и закрытым. В первом случае пары занимаются сексом все вместе в одной постели, во втором — расходятся по разным комнатам.

— В Беларуси много свингеров?

— В Минске — пар триста, в областных центрах — по 50, в маленьких городах — обычно не больше десяти.

— Откуда у вас такая статистика?

— Мы же свингеры, все друг друга знаем, общаемся, встречаемся, сношаемся…

— Свингеры выбирают для секса разные пары или встречаются, в основном, с одной?

— Бывают разные варианты. Есть подлинные «секс-коллекционеры», которые предпочитают разнообразие, даже картотеку ведут. У таких на счету могут быть сотни пар. Но есть и «однолюбы», которые несколько лет занимаются сексом только с одной парой.

— Встречаются обычно две пары или может быть больше?

— Чаще две пары, но на наших вечеринках, естественно, пар бывает больше. На моей памяти самая большая в Беларуси вечеринка прошла той осенью, в ней участвовали 32 пары. А вообще в Минске на таких вечеринках встречаются обычно пар 12-20, в областных городах — пар шесть, не больше.

— А свингер-клубы в Беларуси существуют?

— Есть, но они «подпольные», ведь это — подсудное дело. Менты их рыщут, чтобы лавэ урвать. Есть прецеденты, когда свингерам давали реальные сроки за то, что на специализированных сайтах они выкладывали фотографии, на которых были видны их гениталии. Наши свингер-клубы не зарабатывают на сексе деньги, как это происходит на Западе. Просто пары собираются пообщаться, «скидываются» на вечеринку и вместе приятно проводят время. Кстати, из-за ментовских провокаций даже новичков берут только по рекомендациям бывалых.

— Где обычно находят пару для секса?

— В основном, в интернете.

— При таком количестве партнеров не боитесь подцепить венерические заболевания?

— Предохраняемся. Хотя скажу по секрету, мало кто из свингеров использует презервативы, в основном хлоргексидин. Риск заражения маленький, это — неопасная зона. Все-таки встречаются пары семейные, взрослые, которые неизвестно с кем на улице не знакомятся.

— В каком возрасте люди обычно приходят в свингерство?

— Молодых пар очень мало, что и понятно. Там любовь греет кровь. А вот когда тебе за 30 и ты много лет в браке, то охота развлечься. В основном свингеры Беаруси — это люди от 30 лет и старше. Хотя, чего греха таить, много смешанных пар, где мужчине лет 45-50, а девушке — 20-25. Такое бывает, если мужчина — спонсор.

— Все-таки что приводит людей к свингу, чем их не устраивает секс с мужем или с женой?

— Причин может быть несколько. Когда люди живут 5-10 лет вместе, секс становится обыденным, а бегать изменять они не хотят, поэтому идут таким путем. Бывает, что мужчина просто не хочет изменять, а для разнообразия в сексе он приобщает партнершу к свингерству. И потом, свингеры обычно люди не бедные, а «сытость порождает имперский разврат».

Я, например, просто не хочу своей жене изменять, врать. Зачем мне это? Я — человек взрослый. Жена у меня, конечно, очень молодая и божественно красивая, не буду спорить. Но когда мы только начинали встречаться, уже на третьем свидании у нас был групповой секс.

— И она сразу согласилась?

— Ну да. У меня склад такой, что с девушкой я могу делать все. Я знаю, что нужно говорить и как «подкатить».

— Пары устанавливают какие-то правила поведения во время секса, что можно, а что нельзя?

— У нас четких правил нет, мы общаемся с людьми и уже по ходу видим, что можно, а что — нет. Хотя некоторые пары договариваются, что нельзя, например, целоваться или заниматься оральным сексом.

— Такие отношения не разрушают любовь?

— Думаю, нет. Если есть настоящая любовь, разве ее можно вообще разрушить? Тут надо еще выяснить, что такое измена… Измена — это когда человек получает без тебя удовольствие, а ты вроде как любишь, и тебя «давит жаба». А в свинге твой любимый тоже получает удовольствие, ты для него стараешься, он — для тебя.

— Так что, ревность свингерам незнакома?

— Ревность есть в любом случае, но она как раз заводит. Хотя у новичков случаются эксцессы. Бывало, приходят, вроде бы все нормально, а потом взыграет ревность и доходит до скандалов. У тех, кто много раз занимался групповым сексом, ревность неярко выражена. Один из свингеров как-то сказал: «Если бы у меня не было ревности, я бы подумал, что я охладел».

— Ну, а если быть честным, Вы не считаете свингерство извращением?

— Для начала нужно понять разницу между извращением и развратом. Свингерство — это все-таки имперский разврат, а извращение — это когда какашки кушают или конечности отрезают. Понимаете, еще лет десять назад крайним извращением считался анальный секс, а сейчас об этом кричат на каждом углу и девчонки с детских лет попу тренируют. Белорусское общество постоянно меняется в сторону сексуальной свободы.